?

Log in

сергей игнатьев [entries|archive|friends|userinfo]
сергей игнатьев

[ website | почитать ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

белая весна [Apr. 24th, 2016|12:00 pm]
сергей игнатьев
[Tags|, , , , , , ]



Белая весна

Той весной мы пропадали в заметаемой снегом тайге.
Вайфай не ловил, по радио были сплошные помехи, поэтому мы писали на Большую землю меланхоличные письма. Кое-кто даже увлекся стихами.
Чернила часто замерзали - приходилось стучать острием ржавого пера, пробивая тонкую ледяную корку.
Помню, когда мы учились в школе, и приходила весна, а с ней возвращались птицы, и бензиновые разводы на лужах, и предчувствие свободы, мы готовили для наших матерей открытки. Рисовали тушью изломанный силуэт ветки мимозы и приклеивали кусочки ваты, выкрашенные желтой акварелью.
Теперь, в тайге, мы извели всю вату на перевязочный материал, поэтому вместо нее использовали настоящий снег. Мы выходили из модулей-бытовок, зачерпывали его рукавицами. Старательно приклеивали к своим письмам гуммиарабиком.
Вместо желтой акварели мы использовали шартрез. Его у нас было в избытке – ящики доверху заполняли складской модуль. Все были набиты стружкой, но в одних были спрятаны бутылки шартреза, а в других елочные шары. Лучше всех получалось угадывать содержимое у нашего вертолетчика Копернина. Шартрез мы всегда оставляли себе, а елочные шары выменивали у аборигенов на балык и гуммиарабик.
Процедура украшения письма выходила трудоемкая, но радио завывало и трещало, вайфай не коннектил, балык с шартрезом приелись – нам надо было как-то развлекаться.
В этом смысле особенно преуспел наш вертолетчик Копернин. Мы тогда брали на пробу Вечность - взрезывали её бензопилами, а потом отвоевывали отдельные куски тяжелыми ломами.
Вертолетчику Копернину было скучнее всех: погода была нелетная месяцами. Поэтому на одном из забракованных кусков Вечности он выводил паяльником слово «ЛЁД». У него ушло на это много вечеров, но, в конце концов, вышло весьма недурно.
Когда наши письма приходили домой, снег успевал растаять, клей высохнуть, а шартрез выдохнуться. Оставался лишь терпко-сладковатый запах шафрана – почти неуловимый.
Талый снег мешался с ликером, размывая строчки, текст было невозможно разобрать.
Но наши близкие все равно были рады получить весточку. Они надеялись, что у нас всё хорошо.
LinkLeave a comment

красная весна [Apr. 24th, 2016|11:53 am]
сергей игнатьев
[Tags|, , , , , , ]



Красная весна

Той весной мы стремительным ударом трех фронтов сбросили противника в море, завершив его окончательный разгром.
Повсюду цвела сирень. Одетые по-праздничному местные девицы охапками дарили её нам и украшали ей наши смолкшие танки и самоходные орудия.
Я любил гулять по набережной. У опустевшего постамента, задрапированного кумачом, играла гармонь и плясали вприсядку солдаты. Их медали празднично звенели.
Что до меня, то из наград я предпочитал носить лишь орден Сожженного Сердца, полученный мной за форсирование Грёзы.
Я украсил черной звездочкой ордена свой пепельный френч, перетянутый скрипучими ремнями амуниции. Прицепивши ножны с шашкой, я надевал рогатую папаху с красной лентой и любимые свои высокие рыжие сапоги.
Пропустив рюмку бренди, я шел на бульвар. Я смотрел на девиц в цветных сарафанах и солдат с гармонями.
По вечерам мы собирались с офицерами из штаба корпуса, пили бренди, слушали Боба Дилана, «Джой Дивижн» и «Клэш», вспоминали плацдарм на Грёзе и тех, кто на нем остался.
Капитан-лейтенант Копернин, звеня орденами на парадном кителе, всякий раз показывал руками, как заходит в хвост неприятельскому дизельмеху. Полковой маскот, толстый полосатый котяра Гослинг, воровал с тарелок ветчину и опрокидывал хвостом рюмки с бренди. Обер-гарпунатор Карпов, закурив сигару, в сотый раз заводил про бельгийский артхаус.
А мне мечталось лишь о двух вещах: тихая речка да немудреная снасть… Вот и все, о чем мне мечталось.
- Я ненавижу слово завтра, господа офицеры, - говорил капитан-лейтенант Копернин, разливая по новой. – Завтра звучит как топоним на оперативной карте. Они все указаны там: Монсегюр, Троя и Завтра. А я, признаться, господа, ненавижу крепости. Они порядком меня утомили.
Волны с тихим шипением накатывали на пляж, омывая закопченные остовы неприятельских дизельмехов.
Казалось, сам воздух был пропитан предчувствием замечательной новой жизни. Но это была лишь сирень, перемешанная с табачным дымом и бренди.
Той весной мы победили. Оказалось, что Завтра не существует. Теперь нам надо было учиться жить в Сегодня. И настойчиво делать вид, что никакого Вчера у нас просто не было.
LinkLeave a comment

чорная весна [Apr. 24th, 2016|11:23 am]
сергей игнатьев
[Tags|, , , , , , , , ]



Черная весна

Та весна у меня не задалась.
Я сидел без заказов, без денег, просрочил аренду, секретарша уволилась. Детективное агентство «Карпов и Некарпов» дышало на ладан. Моя Блондинка ушла, забрав с собой кота по кличке Духовный и все мои хеви-металлические пластинки.
Я сидел у себя в кабинете, на подоконнике. Отопление отключили, поэтому на мне было мышьяковое пальто и шляпа-трилби. В руке у меня был стакан, рядом стояли пакет муската и пепельница.
Внизу под окнами проходили усталые незнакомцы. Их зонты лоснились от дождя, а шляпы промокли насквозь. Иногда проходили тени в черных балахонах, с косами на плечах. Я кидал в них окурки, но промахивался.
Городом заправляли дождь и туман, в моде было все черно-белое: коктейль Уайт Рашен, шахматные чулки и фильмы Ингмара Бергмана.
И точно так же - черно-белым - выглядел незнакомец, которого я обнаружил в своем кресле, вернувшись из туалета.
Черная пара, белоснежные манжеты и гамаши, черные перчатки и галстук-бабочка, на лице – полумаска черного кота с белыми усиками и острыми ушками.
Я запустил руку в карман пальто. Там у меня лежал Бернаделли шестидесятой модели под патрон 7,65 миллиметров.
Незнакомец предостерегающе поднял руку в перчатке:
- В оружии нет нужды, уверяю вас.
- Хренли ты делаешь в моем кресле, приятель?
- Вы Карпов?
- Карпов в отъезде.
- Вы Некарпов?
- Точно.
- И странная же у вас фамилия…
- Это я еще не слышал вашей…
- Зовите меня Коперниным.
- Хренли ты делаешь в моем кресле, Копернин?
- У меня есть для вас заказ.
Это меняло дело! Настроение у меня сразу улучшилось. Я поправил шляпу, уселся на подоконник, начислил себе в стакан муската:
- Чем я могу помочь, дружище?
- Вы должны найти для меня Сверхидею.
- Что?
- Да, сэр, - кивнул Копернин. - Разворошите нарратив. Прочешите метатекстовые слои. Найдите Сверхидею, ухватите за хвост Смысл, приведите этого сукиного сына ко мне!
- Сколько заплатите?
- Деньги не имеют значения. Вы только достаньте мне, что я прошу. В накладе не останетесь.
- Почему на вас маска кота?
- Вы любите греблю? – ответил Копернин вопросом на вопрос.
В приемной зазвонил телефон.
- Секундочку, - я взял пакет муската, вышел в приемную.
- Хуг! – раздалось на другом конце провода.
Это было кодовое слово. Звонил Карпов. Мой напарник:
- К тебе еще не заходил странный тип в смокинге, в маске кота?
- Сидит в моем кресле.
- Не доверяй ему. Он любит греблю.
- Ясно. Где тебя носит, черт тебя подери?
- Извини, чувак, но я на Карибах. Я решил уволиться. Можешь убрать мою фамилию из названия. Можешь забрать свою долю.
- Какую еще долю, предателя кусок? Мы на мели… Ты не посмеешь меня кинуть!
- Уже кинул. Я сейчас тут отрываюсь под пальмами, жаль тебя тут нет… Мулаточки, укелеле и Пина Колада… Господи, как отлично! Знаешь, даже хорошо, что тебя тут нет… Я завязал, чувак. Пришлю тебе открытку.
Я повесил трубку. Вернулся в кабинет.
Мое кресло пустовало. Я сел в него и отпил муската прямо из пакета.
Выдвинул ящик стола. Внутри лежали моток красных ниток, пробитый билетик на фильм «Синий Бархат», выдранная страница с фрагментом рассказа «Каштанка», скверная репродукция Макса Эрнста, обертка от жвачки со вкусом корицы и фото певицы Анны Варни Кантодеа.
Я разложил эти предметы на столе. Отпил еще муската.
Затем я встал и подошел к пробковой доске на стене. Прицепил к ней кнопками билетик, страницу, репродукцию, обертку и фото. Между ними натянул красные нитки. Вернулся в кресло. Закурил, любуясь на результат своей работы.
Что-то забрезжило, черт побери!
Мне было знакомо это чувство. Это не спутаешь ни с чем.
В конце чернильной беспросветности наконец-то замаячил гребаный свет. Я вышел на след…
Link2 comments|Leave a comment

Гамаюн [Apr. 24th, 2016|09:35 am]
сергей игнатьев
[Tags|, , , , , ]



Гамаюн

Вести в лесу разносятся скоро. Черви-прыгуны и ящеры-моховики спешат порадовать: гости пожаловали.
Князь Угрим с дружиной. Закат красит алым доспехи и личину шишака. Исполать!
За пределами этих лесов, что зовут «хворепущами», я не властна, но здесь всесильна. Я их Страж.
Я птица-гамейка. Напою твое будущее. Загляни в мои опаловые очи, прильни к сахарным устам, коснись жаркой девичьей груди…
Обниму тебя черными крылами, войду когтями в сердце.
По колено в зловонной трясине, прикрыв спины каплевидными щитами, бредут воины, стонут на волокушах раненные.
Понял, что заблудился?
Посылаешь вперед воеводу – седобородого Филата. Он рубится у сосновника с царь-муравьями, каждый размером с ваших волкодавов. С псами расправляются, но люди одолевают. Это ничего. Мертвеходы, тяжко стонущие, сопровождаемые роями мух, встречают на развалинах рудника. Эти не выпустят.
Посылаешь первейшего храбреца – рыжеусого Малка. Цветки-хапуги с алчными пастями, утаскивающие воинов щупальцами, ему не преграда. Но Малк решает пойти Вдовьим оврагом. Оттуда вернется иным.
Навьи в истлевших саванах. Крылатые мороки. Кикиморы, атакующие на привале… От дружины осталась горстка, но ты добрался!
Вот она, чудесная Солнечная Яблоня. Плоды – ярко-желтые, сочные. Сладкие как мед.
Побросали щиты и мечи, набираете их в подолы, как мальчишки-ворюги. Теперь не страшны Чудо-Юдо и Индрик! Теперь вы бессмертны.
Меня не заметили. Наблюдаю с ветвей дерева неподалеку.
Провожаю до выхода из хворепущ. Путь открыт. Возвращаюсь к Солнечной яблоне. Долг держит меня здесь. А то бы довела до самого терема, князь. Пришелся по нраву. Бывшие друзья не дадут соврать: Филат стонет - лицо трупно-сизое, бельма глаз безучастны; поскрипывает ветвями-лапами, с чавканьем переступает корнями Малк.
При свете лампад ты будешь бить поклоны. Отмаливать грех. Заступил во тьму, использовал ее дар. Ты князь, а не дурак.
После вернешься к детишкам и сдобной княгине. Уже угостил их?
Я подожду. Ты все поймешь, поутру обнаружив на перине свалявшуюся шерсть. Удивишься, куда подевался виночерпий. Потом станут пропадать другие.
Я тебя запомнила, Угрим. Ты мой.
Довольно распушив перья, я сажусь на Солнечную яблоню. Ветви - корявые и замшелые, а плоды крохотные и сморщенные. Отрываю яблочко когтистой лапой. На вкус кисло и горько.
Отсюда видно Яблоню Лунную. С нее я не ем никогда.
Link5 comments|Leave a comment

у нас не забалуешь [Mar. 9th, 2016|06:33 pm]
сергей игнатьев
[Tags|, , , , , , , ]

1-е место на мини-варениках

У нас не забалуешь!

Позавчера у клуба в Смырчево словили двух с Уштымки на мопеде. Надавали по шапке.
Вчера у сельпо уштымцы Сане Сивому подбили глаз, Коте Дембелю оторвали рукав. В понедельник, грят, ждем у железки.
А сегодня у бабы Тони пропала корова. Четвертый уже случай.
Но Митрич-партизан проследил, кто: комбезы из фольги, на голове аквариумы черные… У болота тарелка ихняя, огоньками мигает, а в ней коровы мычат.
Посовещались с уштымцами, взяли слеги и дрыны, вместе пошли…
Скот вернули. Надавали этим по шапке. Так сдёрнули, что мачту ЛЭП сбили соплом. Не балуйте!
А с уштымцами перенесли на четверг.
Link4 comments|Leave a comment

к прошедшему международному женскому дню [Mar. 9th, 2016|06:29 pm]
сергей игнатьев
[Tags|, , , , , , , , ]

2-е место на мини-варениках

Время гнать

5-го на село прихрустели коммунисты в буденовках. Выпили 3 ведра горели, повесили на снеговика транспарант, порвали гармонь, отменили религию.
6-го примело монархистов в папахах. Выкушали 3,5, сорвали транспарант, давали бал - вальсировали и грассировали.
7-го заявились отморозки без шапок. Выжрали 4, отменили всё, стреляли по снеговику, утопили в проруби сани.
8-го прилетели греи. Делали замеры, забрали снеговика. Потребили 5 ведер.
Спрашивают:
- Акулина, когда горель-то гнать успеваешь?
- А потому - работящая. И непьющая. Но некогда объяснять…
9-го обещали быть Наши.
Link2 comments|Leave a comment

прошедший уикенд задался [Feb. 29th, 2016|03:42 pm]
сергей игнатьев
[Tags|, , , ]


во-первых леонардо дали оскара (и "ревенант" реально очень крутой, посмотрите, если еще не успели вдруг)
во-вторых мне дали книгу года на "фантлабе" (за рассказ "цепочка")
очень радуюсь
спасибо всем кто голосовал за него на "грелке" и на "фл"
спасибо к.а.терине за тему от кена лю
(кену лю тоже спасибо)
спасибо уважаемому жюри и отдельно куратору моей страницы ивану iwan-san!
спасибо владу копернину за формулирование дискурса
рассказ про наше поколение и нашу страну
а в остальном я согласен с леонардо:
климат меняется, глобальное потепление - сейчас надо собраться и работать над этим!
Спасибо Огромное Всем!
Link7 comments|Leave a comment

крупеничка [Feb. 24th, 2016|12:28 pm]
сергей игнатьев
[Tags|, , , , , , , ]



Крупеничка

- А и выбрось ее вконец, Малушка, - мудрый дед Талалай повертел внучкино творение. – Кукол шить, я чай, дарованья твоего нету.
Бугристый мешочек с зерном, обернутый кривым лоскутом-поневой, поверху пришиты фартучек рваный и душегрея облезлая. Безликая головка криво повязана крохотным платком-обрывком. Кривые ножки-сучки.
Не крупеничка вышла, а уродец.
Вот в этом вся Малуша! Непутевая. Да и непослушная.
После Медового Спаса зарядили грибные дожди. Взявши корзины, пошли девки в лес.
Пока пересмеивались да песни горланили, Малуша отстала. Углядела между папоротников особенный гриб: вроде мухомор, но шляпка белесая, а крапинки пунцовые.
Потянулась - гриб в сторону скакнул. Она за ним, он дальше… Да как проворно! Бежала, пока под лаптями болотная жижа не захлюпала. Тут гриб скакнул особенно резво – плюх! – и в омут.
Огляделась: куда меня занесло? Покричала-поаукала. Без толку. Кругом топи, осот с осокой, бурелом и валежник.
Села на замшелый выворотень. Поплакала. Проголодалась. Съела коврижку. Стало смеркаться.
Потянуло от сосновника сизым туманом. Ухнул филин в переплетенных ветках: раз, другой. Издевательски заклекотали жабы. Неуютно.
Повеяло холодом и сыростью, в топях что-то заворчало-захлюпало.
Малуша озябла. Задрожала, обхватив себя за плечи.
Когда совсем стемнело, явились по девичью душу.
В тумане завизжали, залаяли, засвистели…
Выступил, шлепая перепонками, облепленный тиной ичетик. Малуша трижды плюнула через плечо. Чудище, хрипя как удавленник, отступило.
Выполз чешуйчатый да шипастый аспид. Малуша перекрестила его. Лихо хвост кольцами свило, зашипело, уползло.
Третьим показался седой матерый чорт. Скачет на копытах с кочки на корягу, нагнул лобастую рогатую башку. Щерится, козлиной бородой трясет.
- Ну, прочь, нечистый! – кричит Малуша, осеняет его знамением.
А он прыгает еще резвей, уворачивается. С коряги на кочку. Все ближе.
В тумане заревели-завопили победно: наша берет!
Чорт к Малуше подскочил. Она - в крик. Когтистая лапа дернула за ворот сарафана…
А оттуда крупеничка выпала.
Чорт лапу отдернул, будто ожегшись. Тонко заскулил, копытами засучил, завертелся на месте. Крутился-крутился-крутился…
Громко затрещало. Чорт лопнул. Темные брызги окропили мох.
В тумане взвыли испуганно и растерянно…
Деревенские, вооруженные топорами да вилами, нашли Малушу под утро. Сидела тихонько на пеньке, вся чумазая да замерзшая. Хлопала глазами и шмыгала носом, прижимая что-то к груди.
Увидела знакомые лица – разревелась.
Пока несли до дому, мыли-переодевали, согревали и кормили – все никак не хотела разжать рук. Как судорогой свело. Укладывая спать, насилу расцепили пальцы: а там куколка из ветоши. Очень, надо сказать, нелепая.
Когда уездный доктор в пенсне сказал: «кризис, слава Богу, миновал», вернули Малуше крупеничку. Уж так просила.
- Подумавши, внучка, - хитрый дед Талалай присел возле постели выздоравливающей. – Ты, мабуть, и мне такую жа сошьешь?
LinkLeave a comment

съ праздникомъ [Feb. 23rd, 2016|02:49 pm]
сергей игнатьев
[Tags|, , , , , , , , , , , ]



Суворовъ беретъ Адъ


Овладѣвъ Чортовымъ мостомъ, Суворовъ форсированнымъ маршемъ двинулся на Пандемоніумъ.
На пути къ адской столицѣ мы не встрѣчали никакого серьезнаго сопротивленія, не считая разрозненныхъ группъ магоговъ и керберовъ, съ коими успѣшно управлялись казачьи разъѣзды.
Люциферъ здраво разсудилъ собрать силы въ кулакъ, положившись на оборонiтельныя сооруженія, спѣшно возводимыя на подходахъ къ столицѣ.
Тогда я состоялъ въ чинѣ прапорщика и былъ прикрѣпленъ адъютантомъ при Двадцать шестой гвардейской артиллерійской бригадѣ.
Нашему подраздѣленію выпало находиться на одномъ изъ важнѣйшихъ участковъ сраженія – на левомъ флангѣ, между берегомъ озера Геенна и позаброшенными котельными.
Артиллерія вела огонь прямой наводкой, круша портики и галереи люциферова дворца. Съ расчетами нашимъ офицерамъ помогалъ призракъ Джона Мильтона, извѣстнаго глубокими знаніями адской фортификаціи. Сего прославленнаго британца выкрали изъ застѣнковъ преисподней люди Безстужева, и его вкладъ въ дѣло сложно переоцѣнить.
Мы не жалѣли картечи и ядеръ. Сатанинское колдовство выводило изъ строя наши орудія. Толпы рогатыхъ бѣсовъ и копытныхъ демоновъ, щелкая кнутами, швыряя огнешарами, свирѣпо визжа и ревя, безуспѣшно пытались выбить насъ съ занимаемой позиціи.
Всякій разъ лейбъ-гренадеры штыками сбрасывали ихъ въ кипящую лаву Геенны.
Въ рѣшительный моментъ боя на штурмъ нашей высоты двинули вооруженныя  чудовищными косами архидъяволы и полыхающіе эфрiты. Когда отчаянная рубка завязалась ужѣ на флешахъ, въ тылъ адскимъ отродьямъ внезапно ударилъ князь Багратіонъ со своими егерями. Непріятель дрогнулъ.
Довершила разгромъ атака кирасировъ. Красавцы-латники ударили сокрушительнымъ стальнымъ клиномъ, сметая адскую пѣхоту.
Спустя четверть часа мы владѣли предмѣстьями Пандемоніума, а отчаянныя гусары Кульнева плѣнили инфернальнаго полководца. Его свита и деморализованныя части адскихъ войскъ спѣшно бѣжали изъ столицы, бросая обозы и раненыхъ.
Мнѣ, въ числѣ другихъ отличившихся въ дѣлѣ младшихъ чиновъ, была оказана честь отправиться въ Петербургъ, сопровождая побѣдную реляцію Александра Васильевича на имя Ея Императорскаго Величества Государыни Императрицы.
Link2 comments|Leave a comment

david duchovny «holy cow: a modern-day dairy tale» (2015) [Feb. 8th, 2016|01:19 am]
сергей игнатьев
[Tags|, , , , , , , , , ]

Дэвид Духовны «Holy Cow: A Modern-Day Dairy Tale» (2015)
Мы всегда знали, что артист Дэвид Духовны, искренне любимый за роли спецагента-параноика Фокса и писателя-бабника Хэнка, звезда патриотической рекламы пива «Сибирская корона» и автор фолк-рокового альбома «Hell or Highwater», не чужд литературы.

Все-таки получил в Йеле степень магистра и чуть не дописал диссертацию «Магия и технология в современной поэзии и прозе». Среди любимых книжек у него «Американская пастораль» Филлипа Рота, «Лот 49» Пинчона, «Американский таблоид» Джеймса Элроя и «Великий Гэтсби»… Видно, что человек разбирается.


И вот, наконец-то, дождались дебютного романа Дэвида с многозначным названием «Святая корова».


Элси Бовари – корова-трехлетка, живущая на ферме в штате Нью-Йорк, привыкла к беззаботной жизни: от утренней до вечерней дойки, с прогулками по лужку и ленивым пережевыванием люцерны…

Все меняется, когда однажды ночью Элси с закадычной подружкой Мэлори нелегально выбирается из хлева, чтобы проведать бычков в «мужском» загоне.

По случайности героиня становится зрителем передачи про перспективы мясного животноводства, которую как раз показывают по телеку в доме фермера.


Мир переворачивается с ног на голову. Многое становится понятно. Например, куда пропала, не успев попрощаться, красавица-мама. Куда пропадают все мамы-коровы. И что ждет - и саму Элси, и всех ее друзей и подруг.

Героиня проходит через сложные стадии внутреннего обновления: тут и депрессия (черчильевский «черный пес») и внутренний бунт, ненависть к людям-предателям, и мысленные беседы с мамой, попытки сформулировать для себя, почему в мире все так несправедливо устроено.


Воплощением надежды на перемены, символом возможности личного счастья и обретения смысла для героини становится Индия – страна, в которой коров не едят, а почитают.

На трудном пути к мечте героиня обретает харизматичных соратников, тоже подумывающих об эмиграции.

Свинья Джерри по кличке «Шалом» - штудирует Тору, в особо напряженные моменты ругается на ломаном идиш, мечтает свалить в Израиль.

Индейка Том - счастливый обладатель краденого мобильника с повадками сутенера из семидесятнического блэксплотейшена, из-за игры слов планирующий уехать в созвучную его английскому имени (turkey) Турцию. В напряженные моменты он начинает комментировать происходящее с фрейдистских позиций (и с чудовищным немецким акцентом).

Вместе с этими двумя замечательными персонажами Элси тщательно планирует побег, штудирует похищенные из фермерского дома карты, тренируется ходить на двух ногах (чтоб легче затеряться в толпе). Втроем им предстоит совершить головокружительное путешествие, посетить множество интересных мест – покопаться в нью-йоркской помойке и оказаться посреди мумбайского трафика, угнать самолет и попробовать псилоцибиновые грибы, познакомиться с полицейской овчаркой, которая мечтала стать собакой-поводырем, и пожилым верблюдом, бывшим рекламным лицом сигарет «Кэмел»… И многое-многое другое.

В отдельные моменты, например, когда герои крадут в магазине для друга-свиньи кипу, магендавид на цепочке и бутылку «манишевица», а затем ведут его к мохелю (чтоб перед отлетом на Землю Обетованную окончательно уравнять его внутренне самоощущение с, так сказать, физической стороной вопроса), почему-то представляется какое у Духовны лицо, когда он это пишет. Вспоминается та сцена из «Калифрении», где Хэнк в порыве вдохновения постит в блог, используя ноутбук на магазинной витрине, и сам с себя угорает: Остапа понесло, держите меня семеро, гуляй губерния!

В лучших традициях постмодернизма, рассказчица-корова периодически обращается напрямую к читателю. Извиняется (сравнивая себя с Гомером) за привычку отвлекаться от основной темы. Объясняет, что шутки про Родни Данджерфилда, «Брейкинг бэд», «Звездные войны» и «Рокки» и отсылки к творчеству Уоррена Зивона, Эксла Роуза, «Лед Зеппелин» и «Криденс» вставлены по настоянию издателя. Что упрощенная «сценарная» структура изложения объясняется желанием охватить испорченную Голливудом аудиторию, а активная манифестация в защиту прав животных, которая может утомить читателя-мясоеда, пробилась, несмотря на активное сопротивление редакторов - потому что, ну, невозможно же молчать!


Это роман про препятствия, которые кажутся непреодолимыми, и про то, как с ними справляться. Один из ключевых образов в символике романа – Стена. Самая драматическая сцена происходит на Израильском разделительном барьере.
Рассказчица, в ходе внутренних и внешних исканий проходит от, натурально, битья головой в стену хлева, до посещения Стены Плача. А теперь хочет побить головой в метафорическую преграду и своих читателей. И может быть, благодаря этому стена непонимания между людьми и коровами, и свиньями, и рогатыми оленями, гусями, пауками и молчаливыми рыбами, наконец, падет…


Отсылая разом к таким непохожим произведениям, как «Скотный двор» и «Бейб» (причем остроумная рассказчица сама спешит развеять подобные очевидные параллели), в лучшие моменты роман напоминает  «Затворника и Шестипалого», «Чайку по имени Джонатан Ливингстон» и «Крота в городе» Йозефа Новотны. Притворяясь детской сказкой, развивается как роман воспитания, уходит в социальную сатиру и очаровательный абсурдизм («бортпроводники не обратили на нас внимания, потому что все пассажиры самолета вели себя как животные…»), открывая все новые и новые змеящиеся смыслы и расходящиеся тропки. Типично битническая роуд-стори. Это почти как «В дороге» Керуака, только вместо Алена Гинзберга – индюк с айфоном, Нил Кэссиди – свинья в кипе, а сам Керуак, понятно, корова.

В американских авторах зачастую раздражает их подчеркнутая физиологичность и любовь к, так сказать, живому английскому языку, и даже тут Духовны выглядит настоящим интеллигентом. Все набившие оскомину «dude», «whateva» и «wazzup» сидят как влитые на своих местах, и на весь роман одна-единственная шутка про коровью лепешку!


Это очень добрая и сердечная история, которая сообщает нам, что автор не только убежденный пескетарианец (т.е. мидии ест, а телятину – нет), но и просто очень душевный и веселый дяденька. И, что довольно редко случается среди современных авторов, искренне симпатизирует и своим героям (он еще в «эсквайровских» «правилах жизни» говорил, что никогда не был жесток с животными), и, главное, своим читателям.

Еще это, конечно, история о том, как совместное кидание камней в свинью евреями и арабами помогает перезагрузке переговорного процесса на Ближнем Востоке.

В апреле 2016-го у Духовны выходит новый роман с интересным названием «Bucky F*cking Dent», трагикомедия про бейсбол и взаимоотношения отцов и детей… Однозначно надо брать.
Link6 comments|Leave a comment

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]